3min_banner-680x220
ВЛАДИМИР КРУТОЛЕВИЧ: «Когда услышал свист летящего снаряда, у меня проскользнула мысль, что я свое уже пожил, хоть что—то, но я прожил, а тот — дитя, которое еще ничего не видело…»
2-1
Свой позывной «Карабах» сорокалетний Владимир Крутолевич получил еще в молодости, воюя в армяно-азербайджанском конфликте. А 4 июня, во время второй волны мобилизации, его снова призвали на службу. В звании рядового зачислили в 45-й территориальный батальон, в роту огневой поддержки, которая формировалась в Кировограде. После учебки отправили в Краматорск.

— Пошел сразу, поскольку десантник, а у нас, десантников: «никто, кроме нас». Если не мы, то кто станет на защиту? У меня у самого старший сын уже армию отслужил, внучку подарил, внучке полтора года. Молодежь, она же неопытная. Я видел столько погибших молодых ребят, которые только вот от материнской груди оторваны, совсем молодые. Им бы жить и жить, да любить, а они уже в земле червей кормят, — Володя говорит сиплым голосом, с трудом пытаясь скрыть слезы. — Поэтому, в первую очередь, должен был я стать, представитель взрослого поколения, которое уже прошло войну.

Владимир был заряжающим на зенитной установке. Хотя сам себя называет «универсалом».

— Особенно, когда бой идет, ты не скажешь, что я только заряжающий. К примеру, у нас было такое: когда наводчика убили, я его место занял, стал наводить сам. Так мы друг друга заменяли.
Под обстрелом
То, что произошло 28 августа, Володя запомнит надолго. Их колонна тогда ехала на помощь побратимам, в пресловутый «Иловайский котел».

— К нам в сопровождение из штаба АТО дали офицера, майора, он оказался предателем, и по дороге просто исчез. Но, перед этим, «крот» направил нас не той дорогой, и вместо Иловайска в Донецкой области мы оказались в Луганской. Там попали в кольцо, сепаратисты начали обстрел. Нас было 30 человек. В результате, из тридцати осталось пятеро, все остальные погибли, — Володя притих и побледнел, видно, что эти воспоминания даются ему нелегко.
В бою Карабаха тяжело контузило, но он успел вытянуть из окружения еще двух солдат. А когда услышал уже знакомый свист, закрыл собой молодого парнишку. И в этот момент разорвалась мина. От силы взрыва на Володе разорвало бронежилет. Одним из осколков, которые прошили буквально все тело, ему выбило глаз. Но парень, которого он собой прикрыл, выжил и в данный момент уже вернулся на фронт.

— На тот момент я думал о том, что парнишка, которого я закрывал, всего на 2 года был старше моего сына, и тоже мне в сыновья годится. Когда услышал свист летящего снаряда, у меня проскользнула мысль, что я свое уже пожил, хоть что-то, но я прожил, а тот — дитя, которое еще ничего не видело. Просто мне было жалко его, он рассказывал, что у него маленькая двухлетняя дочка. И тогда я думал: пусть он еще поживет.
Крестик
А потом они долго лежали в темноте. Раненый Володя истекал кровью. В этот момент солдат думал, что там и умрет. Он набрал номер жены, чтобы проститься.
10
— Жена потом рассказывала, что молилась за меня, а вместе с ней и весь мой маленький городишко, в котором я живу. Тогда и я молился, покаялся в грехах и просил Бога, чтобы дал мне второй шанс на жизнь…
Таким ли представлял себе Володя ответ на его мольбу, но спустя какое-то время солдат нашли сепаратисты и под конвоем отвезли в больницу. Там Владимира прооперировали.

— Я поначалу не понял, думал, что в глаз попал осколок, и его просто залило кровью, а в больнице уже сказали, что его нужно удалять. Из-за того, что долго раненый лежал, я потерял 70 процентов крови. До последнего помню, как в реанимацию завозили, кололи адреналин. А потом помню, как сказали, что нет крови, нужно его подключить к системе: если выживет, то будет жить. По Божьей воле я выжил. Когда я пришел в сознание, мне медсестра рассказала, что на мне всю ночь ярким светом светился деревянный крестик. Говорю об этом, и аж мурашки по коже, — показывает на себе Володя.
В плену
Через неделю, еле живого, солдата доставили в штаб ополчения бригады «Призрак». Целых 97 дней Володя находился у них в плену.

— У наших, украинцев, сидел в плену, у алчевских. Прием был не очень теплым. Меня посадили в темную одиночную камеру. Спал на застеленном картонкой бетоне. Холодно было так, что хотелось выть. Каждый день меня целенаправленно били по раненым местам. Кормили 3 раза в неделю – вторник, четверг, воскресенье, и то прокисшее давали. Ну, приходилось кушать, потому что если бы не кушал, я б не выжил.
В плену, один из боевиков, который его стерег, тайком дал Володе иконку. На ней была молитва и надпись «любите врагов ваших». Только вера в Бога и поддерживала Владимира в те мрачные дни.

— Каждый день делали «массаж» кулаками. Заставляли писать признание, что я лейтенант контрразведки, хотя я обычный рядовой. Если бы я такое написал, меня бы сразу расстреляли. За отказ мне проткнули руку ножом. Она неправильно у меня срослась, но это уже на всю жизнь. Врачи говорят, что тут тонкие кости, поэтому нет смысла ее оперировать, а нужно просто разработать. Я разработал, пальцы вообще не сгибались, — Володя показывает кисть руки со шрамом и с трудом шевелит пальцами.

— Однажды они прострелили мне насквозь ногу — 7,62 патрон. Раздробили боковую малоберцовую кость. Помощи никакой не оказывали. Потом давали какие-то бинты, но медикаментов никаких. Чтобы не загноилось, я лечил рану мочой.
Только 2 декабря раненого бойца освободили, и с тех пор он «гастролирует» по разным госпиталям.

— Телесные раны все заживают, а вот душевные — сложнее. Очень обидно, когда наши украинцы такого же украинца, как я, просто-напросто ломали, издевались. Я даже не могу понять, почему они это делали. Я им задавал вопрос, они сами не могли ответить, за что держали.
Инвалидность
После лечения Володя больше не вернется воевать. Кроме ранений, у него вторая степень контузии и постоянные головные боли. Поэтому бойца списали и дали инвалидность. Он переживает, что не может снова отправиться на фронт и поддержать побратимов.
— Обидно, конечно, хотел бы помочь, потому что десантники все братья, а брат за брата всегда должен заступаться. Хотя мне сами наши ребята звонят: Карабах, ты беги от нашего батальона. Мы тебя любим, уважаем, но ты уже свое отвоевал, лучше сиди там, на гражданке нам помогай.
4
На сегодня Владимиру уже поставили глазной протез. Искусственный глаз идентичный натуральному, но у солдата нет бровной кости, из-за этого он не может моргать. Его протез полностью не закрывается и пересыхает. Это доставляет много трудностей по уходу за протезом. Сейчас ему нужна операция, чтобы вставить титановую пластину и немного переделать глазницу с помощью пластической операции. На операцию Володе необходимо собрать 50 тысяч гривен, а также есть потребность в дополнительных расходах на реабилитацию. Таких денег у семьи бойца нет.
03
Сам Володя родом из Днепродзержинска, вырос в детдоме. До мобилизации работал машинистом электровоза на Приднепровской железной дороге. У него есть жена-инвалид, которой несколько лет назад удаляли опухоль головного мозга. Из-за неудачной операции женщина тоже лишилась глаза. Вместе они воспитывают своего младшего семилетнего сынишку.
Как и большинство бойцов, Владимир прост и скромен, и только крайняя необходимость заставляет его обратиться за помощью.
Однажды он уже спас жизнь молодого бойца, рискнув собой даже до смерти. И мы с надеждой обращаемся ко всем неравнодушным с просьбой — помочь собрать необходимую сумму на операцию. Номер счета Владимира Крутолевича в Приват Банке: 4731 2171 0396 5743.
Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. (Св. Евангелие от Иоанна 15:13)

ПОМОЧЬ

cards