banner_kapelany
Они оставили свой дом, семью, церковь… Ушли на фронт. Туда, где кровь, боль, грязь, пот, мат… Ушли, никого из друзей не слушая. Кого слушать, если одни говорят, что христианин не может воевать и убивать. Другие спорят – может, мол, мы землю свою защищаем.

У третьих еще какая-то своя теория… Каждый с Библией в руках. Каждый уверен в своей правоте. Пойди разберись в этих спорах.

Они слушали только Господа и свое сердце. Кого-то его родная церковь не поняла, осудила. Кого-то поняла и поддержала. Кто-то ушел на фронт, не прося благословения у церкви, потому что в его селе и церкви-то нет.

Что теперь об этом говорить? Факт есть факт – они на фронте. Мужчины-христиане, принявшие решение стать военными капелланами. Есть кто-то, кто оружие в руки взял, воюет наравне с другими. Но большинство из них сказали: «Нет! У нас другое оружие. Не против крови и плоти война наша…» Так и воюют! Вместо автомата в руках Библия. Нигде толком не числятся. Зарплату не получают. Над ними свистят те же пули… Вокруг рвутся те же снаряды… Каждый может погибнуть. Но… это их выбор, их путь. Я всего лишь хочу познакомить вас с некоторыми из них. Поэтому и записал то, что эти мужчины рассказывали мне на встрече военных капелланов.

АЛЕКСЕЙ ПОЛЯКОВ

Я из Житомира. В церкви уже много лет, но война на многие вещи заставила посмотреть иначе. Понятно, что война – это зло. Но на войне… люди. Обычные люди. И им там, в страшных испытаниях, нужен Бог.

Ребят из АТО я увидел у нас в военном госпитале. Пришел проведать, пообщаться, помолиться о них. Потом не смог не пойти еще и еще. Возьму конфет, халвы… Сидим, пьем чай. Они рассказывают о себе, о своих женах, детях… Слушают о Христе… У каждого своя жизнь, своя боль, своя радость. Десятки вопросов о Боге. Еще больше вопросов о том, как жить дальше. Без руки… Без ноги… Зачем жить, если жена оставила? За что воевали, если Украина не помнит, и у кого-то из раненых нет ничего, кроме больничного супа? Было о чем поговорить.

Я возил им продукты, 20-литровые бутыля питьевой воды… Они, конечно, были благодарны. Но каждый раз в чьем-то взгляде я ловил немой вопрос: «Слышишь, мужик? А что ты – молодой, крепкий, здоровый – здесь делаешь? Чего отсиживаешься в тылу? Смотри, сколько ребят остались калеками. Они не струсили. Не прятались. От призыва не бегали. Сам видишь, сколько из них ушли туда добровольцами… Ты чего топчешься в своем Житомире?»

У меня не было ответа. Я понимал, что не возьму в руки оружие, не буду стрелять в человека. Но понимал и другое – нечестно прятаться за чьими-то спинами. Думал об этом. Много молился. Вспомнились слова из Священного Писания. «Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?»

Они пошли умереть за меня… Пойду ли я, священник, спасать их души? Не все вернуться с той войны. На то она и война – в свинцовой буре кто-то обречен погибнуть… Неужели мы, церковь, откажемся от них?

Я решил, что буду вместе с ними не в госпитале, а там, на передней линии, в блиндажах, под обстрелами. Буду проповедовать, молиться, отвечать на все те же вопросы, которые задавали мне раненные. Слава Богу, так и случилось. Попал на курсы капелланов, а потом в Луганскую область, в станицу Луганскую.

kapelangn-i4
Сказать могу одно – работы для христиан там очень много. Там, как нигде, нужны наши молитвы. Не только потому, что гибнут люди. Хватает и обычных житейских ситуаций. Простой пример. Иду и вижу возле грузовика мужчину. Лет 40 ему, рослый, крепкий. Смотрит куда-то в сторону, а на глазах слезы. Первая мысль моя – друг у него погиб. Оказалось – не то. Жена письмо прислала. На развод подает, потому что, когда он был дома и зарабатывал, они детей могли кормить. А когда уехал на фронт, только в первый месяц службы ему заплатили 400 гривен. После – вообще ничего. Как жить? Чем детей кормить? Мужчина понимает, что жена по-своему права. Но что делать? Бросить друзей, с которыми прошли все беды и ужасы? Как их предать? А с другой стороны – как предать собственных детей, у которых сейчас чай с сухарями, а завтра и сухарей не будет?

Мы поговорили. Я честно сказал, что даже не знаю чем помочь.

– Давай, – говорю, – просто вместе помолимся, чтобы Бог вмешался, чтобы Он помог разрешить эту ситуацию.

Помолились. Через неделю я снова был в той части. Встретил того мужчину. Он радостно шел мне навстречу, крепко пожал руку. Рассказал, что его нежданно отправили в отпуск. Неделю был с женой и детьми. Все проблемы уладились. А на прощанье мне искренне так говорит:

– Спасибо тебе… за ту молитву.

Крепкое рукопожатие и два простых слова «спасибо за молитву» дороже многих наград.

ДМИТРИЙ МАРТИЯН

Я из Авдеевки. Жена с детьми теперь в другом городе, потому что Авдеевку часто обстреливают из пушек и градов. А вот где быть в такое время мне? Долго думал, где сейчас мое место. Поехал в Славянск помогать братьям-христианам. Был волонтером в церкви «Добрая Весть». Мы развозили в прифронтовые города и поселки одежду, продукты. Иногда брали что-то и нашим солдатам. Со многими познакомились, подружились. А потом…

После тяжелых боев в Углегорске и Дебальцево много раненых мы принимали и разносили на носилках по этажам во временном госпитале в Артемовске. Я видел, как ребята умирают. Единственное, что мог им сказать: «Давай помолимся, друг… Примирись с Господом. Он за все тебя простит. Слышишь?» Не все успели сказать эти слова…

Потом неподалеку от Горловки мы как-то сидели с ребятами в блиндаже: они пригласили нас согреться и попить чаю. Я говорил им о Боге и видел, как внимательно они слушают. Они хотели это слышать! Они готовы были слушать о Христе, только вот… кто им о Нем расскажет? Я оставил волонтерство, пошел служить военным капелланом. Был в Песках, на хуторе Тоненьком. Последнее время – под Мариуполем. Никому не желаю видеть войну. Лучше думайте о добре и любви. Научите ваших детей любви и добру. Чтобы никто и никогда не стучал в дверь соседа прикладом автомата. Никогда!

Из бытовых случаев расскажу о таком. В одной роте сидел в клетке боец. Клетка или яма в АТО – это как гауптвахта в армии. Провинишься – могут наказать. А если напился – точно туда попадешь. И вот сидит в клетке солдат.

– Не трогай его, – говорят мне. – Алкаш конченный. С боевого поста за бутылкой может убежать…

Я подошел к бедолаге. Поговорили. Он рассказал мне, как ожидал положенный отпуск. Как его к Новому году дома ожидала дочка, наряжала для папы елку. А папу в отпуск… не отпустили. Вот тогда и сорвался он. От обиды. От досады. От того, что обманул надежды своей маленькой девочки. Только кому она нужна – его досада? Кто будет в этом разбираться, когда у каждого своих грустных мыслей полная голова?

Помолились мы вместе с ним. Простил он и офицеров, и друзей. Не пьет. Прекрасно служит. Собирается в гости к жене и дочери…

Нужны армии капелланы. Не всегда наказание справедливо. Но даже справедливое наказание не всегда помогает. Только Бог готов слушать человека и отвечать на его молитвы.

СЕРГЕЙ МАЖАРОВ

Я живу в Берегово на Закарпатье. Хороший городок, спокойная жизнь. Что еще нужно на пенсии? Только вот что высиживать? Дожидаться, когда болячки станут брать за горло?

В молодости я служил в ВДВ. Потом моя греховная жизнь. Покаяние, церковь. Какое-то время служил пастором. Есть знания, есть духовный опыт… Не хоронить же это все под карпатскими соснами.

Когда услышал от друзей о курсах капелланов, сразу отозвался. Солдатам нужны отцы. Нужен Отец Небесный, который в любой ситуации рядом с тобой. Нужен отец земной, который будет гордиться тобой, как защитником. И нужен отец – старший товарищ в окопе, который поймет, посоветует, поддержит. Всякого на этой войне мы уже насмотрелись. Скажу вам наверняка – нельзя воинской части без капелланов. Поэтому буду служить, пока есть еще силы.

Месяц назад я получил ранение – подорвался на растяжке. Выздоравливаю. Скоро снова вернусь в свою часть.

НАГРАДА

От министерства обороны Украины приехал на встречу капелланов Валерий Вавилов. Вручал награды. Наши с вами друзья – Алексей Поляков, Дмитрий Мартиян, Сергей Мажаров – были награждены медалью «За жертвенность и любовь к Украине». Награждали и других. Это приятно, конечно, но мужчины прекрасно понимают, что важна лишь та награда, которую Господь готовит на Небесах.

kapelangn-i5
Бог сам решит – заслужили они или нет. Оставили дом и семью. Ушли на фронт. Ушли спасать тех, кто в любую секунду может встретиться со смертью. Не сидят на диване в теплой комнате. Не протирают кресло в кабинете. Не строят из себя белоручек с Библией в руках, а вместе с солдатами роют, копают, рубят дрова, чистят картошку, таскают камни. Только оружия в руки не берут. Другое у них оружие… Не против плоти и крови…

Когда они услышали об Ассоциации «Еммануил», подходили ко мне, обнимали, благодарили. Оказывается, многие из них знают Галину Кучер. Передают ей и всем партнерам «Еммануила» самые теплые слова. За помощь, за молитвы, за то, что даже там, на линии огня, еммануиловцы вместе с ними. Дай Бог, чтобы так было и дальше. Чтобы все мы, христиане, шли туда, где беда и боль.

Геннадий НОВИКОВ, пресс-служба Ассоциации «Еммануил»

Напоминаем, что сотрудники Ассоциации милосердия «Еммануил» продолжают помогать жителям юго-востока Украины. Пакеты с теплой одеждой и продуктами вы можете принести к нам по адресу: Киев, ул. Красноармейская, 131-А и оставить работникам охраны. Таким образом происходит сбор помощи юго востоку Украины самым простым способом. Также Вы можете оказать помощь беженцам юго-востока Украины, оказав финансовую поддержку.

Перечислить финансовую поддержку вы можете здесь!

ПОМОЧЬ

cards